Главная страница

Статьи и гипотезы по истории Древнего мира

<<НазадСодержание разделаДалее>>

Страница 1 из 1

    
Подводные города

На протяжении всей истории человек отвоевывал у стихии жизненное пространство. Он жил в пещерах и на скалах, на деревьях и в пустыне, высоко в горах и даже на воде (то есть, над водой, как принято, например, у некоторых народов Европы и Африки по сей день). Но и стихия боролась с человеком, отвоевывая собственные пространства обратно. Происходило это и катастрофическим путем, как с мифической Атлантидой или Помпеей, и замедленным способом, так называемым “ползущим”, как случилось со многими знаменитыми городами, расположенными в дельтах рек и исчезнувшими под наносами ила.

Одним из удивительных катастрофических событий на нашей исторической памяти является следующее.

В июне 1692 года произошло мощное землетрясение под дном Карибского моря, и гигантская волна цунами почти начисто снесла с лица земли Порт-Ройал, звезду пиратской Ямайки. Землетрясение сопровождалось погружением морского дна и изменением береговой линии острова. От бывшего Порт-Ройала в результате осталась лишь одна треть. Погибли около 2000  человек, несколько десятков стоявших в гавани судов и 1800 зданий города.

Событие произошло не ночью, как это часто бывает с локальными землетрясениями: город погиб в 11 часов 43 минуты дня, когда прекрасная погода, почти полный штиль и солнце в зените не предвещали ничего дурного. Произошло всего три толчка, из которых последний, третий, был самый мощный. Но поднявшийся в несколько секунд, после первого толчка, ураган уже нанес первые разрушения, заставив людей прятаться под защиту не столько крыш, сколько стен. Ветер налетел с моря, и некоторые жители, предчувствуя большую беду, приняли правильное решение: они бросились в верхнюю часть города. Там они и спаслись. Когда стихия унялась, оказалось, что две трети города не только разрушены, но и ушли под воду: берег приобрел совершенно иную конфигурацию. Былая слава Порт-Ройала стала с тех пор лишь преданием.

Что же за слава предшествовала катастрофе, и почему это событие осталось в истории под именем “Господней кары”?

Город образовался в 1655 году, после захвата острова англичанами, из первоначально существовавшего форта, который до того времени переходил из рук в руки от англичан к испанцам и наоборот. Легендарный капитан Блад, благородный пират, о котором любят читать российские подростки, конечно же, герой чисто литературный: имея прекрасную гавань и удобный для защиты от врага укрепленный берег, Порт-Ройал с 1658 года был пристанищем самых отъявленных злодеев. После смерти Генри Моргана (пират не литературный, а исторический) официально Порт-Ройал перестал быть прибежищем “джентльменов удачи”, но население его было, с точки зрения очевидцев, “самым веселым” на побережье. Грабеж, происходивший на море, продолжался и в городе. За любой товар драли по три шкуры не менее разбойные торговцы, за спиной которых стояли свои городские бандиты. Пьянство и разврат в Порт-Ройале повергали в уныние даже отъявленных пиратов, заходивших в гавань отдохнуть и отъесться. С раннего утра по улицам шлялись пьяные корсары в обнимку с продажными женщинами и горланили непристойные песни.

Место, таким образом, было все же проклятым. Через десяток лет оставшийся и заново отстроившийся город уничтожил пожар. Потом пронеслось несколько ураганов, и Порт-Ройал перестал существовать, занесенный мощным слоем ила и песка.

Старинные карты, составленные, впрочем, уже после гибели пиратской столицы, все же давали надежду, что застигнутые врасплох богатые склады награбленных ценностей еще содержат внутри эти ценности (незначительная их часть, правда, была извлечена сразу после трагедии), а история, такая безжалостная к продолжающим жить городам, неузнаваемо меняя их облик, здесь снисходительно остановилась и оставила все как было. Ныряльщики XIX и XX веков своими глазами убедились в этом, подтверждая наличие под водой старинных развалин.

В 1953 году Эдвин А. Линк на специально оснащённом и лично им оборудованном для подводной археологии судне “Си Дайвёр” начал работу у берегов Порт-Ройала. Первое включение грунтососа не дало результатов. Разочаровавшийся было Эдвин Линк вдруг догадался, что расчищает тротуар! И в самом деле: передвинув заборный шланг всего на несколько метров и начав качать, он наткнулся на долгожданные находки. Среди них — уникальная: латунные часы, изготовленные Полем Блонделем в 1686 году, всего через 6 лет зафиксировавшие время катастрофы — без 17 минут полдень...

Обследовав лишь форт, кухню и магазин, Линк, с сожалением расставаясь с “пиратским Вавилоном”, надеялся, что это лишь начало. Экспедиция Роберта Маркса потом нашла таверну, два необрушившихся здания и... сундук с драгоценностями с испанских галионов, потерпевших крушение в составе флотилии в 1691 году!

Но катастрофа XVII века ничему не научила потомков, поселившихся выше затонувшего города: вполне современные бандиты потребовали у Маркса своей доли, грозя прикончить членов экспедиции. Традиции Порт-Ройала оказались живучи. Слава Богу, вмешалась полиция! Для кладоискателей и археологов, и так ежедневно подвергающих риску свою жизнь, все обошлось.

Сегодня в Порт-Ройале работы ведут совместно праввительство Ямайки и Институт подводной археологии при Техасском .университете.

 

***

У “Пиратского Вавилона” есть старшая сестра — Гелика. Она расположена на берегу Коринфского залива в Ахайе, что в Пелопоннесе (вернее, была расположена). Город этот был очень древний, несколько раз его упоминает Гомер в “Илиаде”. Погиб он приблизительно летом 369 года до н. э.

“Судьба Гелики”, — пишет античный путешественник Павсаний, — “служит наукой и предостережением как тем, которые совершили преступление в этом городе, так и всем другим, что гнев бога-покровителя молящих неотвратим”.

Издревле здесь стояла самая главная святыня ионян — храм Посейдона Геликония. Потом ионян изгнали отсюда ахейцы. Те переселились в Афины и Милет, но храм остался. По неписаному закону древних, любой преступник или просто преследуемый по политическим мотивам человек мог пробраться в храм и обнять алтарь или статую бога, прося защиты. В этом случае он становился неприкосновенным. Оторвать такого человека от алтаря и убить мог только безумец, ибо Бог не замедлил бы покарать святотатца. В этот-то храм однажды и явились какие-то ахейцы и силой вытащили тех, кто, моля о защите, скрылись в храме, и умертвили. Тогда не замедлил проявиться гнев Посейдона: внезапно всю страну поразило землетрясение, которое до основания уничтожило все сооружения и дома. И далее Павсаний пишет:

“Одно такое движение земли не оставляет даже следов человеческой жизни на земле. Они (то есть, уцелевшие ахейцы) говорят, что и тогда было такого рода землетрясение, которое разрушило Гелику, землетрясение, которое уничтожает город до основания. Зимой же еще и другое несчастье постигло этот и без того подвергшийся разрушению город. Море разлилось по большей части страны и потопило целиком всю Гелику. И этот потоп настолько глубоко залил рощу Посейдона (а она, как и храм, была на горе), что видны были только верхушки деревьев. Внезапно Бог потряс землю; вместе с землетрясением море двинулось вверх, и волна смыла Гелику вместе с населением. Такому же землетрясению подвергся и другой город, у горы Сипила, который провалился в расщелину земли, а из расщелины горы протекла сюда вода, и провал земли обратился в озеро, называемое Салая. Развалины города были видны в этом озере, пока вода горного потока не покрыла их. Видны и развалины Гелики, но не так ясно, как прежде, так как морская вода их разъела”.

Это землетрясение поглотило город Сипил, или Танталиду Он не найден до сих пор.

Павсаний побывал в тех местах, где когда-то стояла Гелика, примерно пятьсот лет спустя. Однако, зная, что греки — лучшие в мире ныряльщики, можно не сомневаться, что “раскопки” ее начались следующим летом. Наверняка нашлись авантюристы, охочие до бесхозного добра, да и пережившие катастрофу счастливцы, видимо, предпринимали попытки вернуть хоть что-то из “имения своего”. Позднее Гелику приводили лишь как пример того, что будет, если прогневить богов. В наше время руины ее уже так занесены песком и илом, что даже современные средства обнаружения оказываются беспомощными. Впрочем, греки их и не ищут: у них еще на земле работы непочатый край.

 

***

Другой город, о котором пойдет речь, был когда-то городом-полисом (город-государство) древних греков. Многие античные авторы, начиная с так называемого псевдо-Скимна (безымянного автора II века до н. э.), в том числе и признанный Страбон (I век до н. э. — I век н. э.), указывают, что этот загадочный город находился на выходе из современного Керченского пролива в Азовское море (Меотиду). Однако несколько веков поисков античного города по имени Киммерик не дали результата.

Колонизация греками побережья Черного и Азовского морей началась в VI веке до н. э. Киммерик (Киммерида), по одним преданиям, образовался в IV веке до н. э., заложенный боспорскими тиранами, по другим — существовал уже в V веке.

Самый древний из городов-полисов — Пантикапей (современная Керчь). Там-то и зародилось будущее Боспорское царство. Правитель Пантикапея Сатир I в конце V века захватил все города Керченского пролива, расположенные по обеим его сторонам — западной (Крым) и восточной (Тамань). Таким образом, получив стратегическое превосходство, Пантикапей стал расширять свои пределы. Левкон I, сын Сатира I, завоевал Феодосию (Кафу) и покорил племена Азовского побережья к северу от пролива. Так было положено начало Боспорскому царству, просуществовавшему более тысячи лет.

Особенностью Керченского пролива является выдающаяся глубоко в море, почти параллельно Крымскому берегу, узкая песчаная коса (современное название — Чушка), образующая глубокую гавань, на берегах которой расположены древние Фанагория и Патрей. Эта коса в древности не могла иметь те очертания, что приобрела сейчас: береговая линия меняется здесь ежегодно, поскольку берег образуется наносными слоями песка. Но дело не только в этом: прошлый уровень Черного моря был ниже современного на 4—4,5 метра. Низменные участки давно залиты водами, подмывается и также меняет конфигурацию коренной берег.

Не везде Чушка состоит из песка: некоторые части косы коренного происхождения. Ближе к мысу низменная коса делается выше и вскоре переходит в мыс, берег которого тоже повышается до б метров.

Проблема поиска Киммерика состоит в том, что никто из ученых не может с точностью определить, где же мог стоять город-порт, если по всей длине берега, а это 20—24 километра, нет удобного места для швартовки судов. Учесть форму затопленной суши не представляется возможным из-за того, что берег и тогда, по всей видимости, не был устойчивым.

Поэтому, начиная с Поля Дюбрюкса, археологи, противореча друг другу, принимали за остатки Киммериды совершенно разные развалины. По указаниям древних авторов, Киммерик находился у самого выхода из пролива, переправа здесь была защищена рвом и валом. С западной стороны напротив этой переправы находился Порфмий — небольшая крепость, название которой в переводе и означает “переправа”. “Киммерийские переправы”, как называет их Геродот, всегда играли важную стратегическую роль. Следовательно, Киммериду следовало бы искать все же в самом узком месте пролива (здесь его ширина теперь достигает 3— 4 километров). Важной подробностью является наличие в древности напротив Порфмия не только города, но и Ахиллеона — святилища Ахилла.

Первая находка, которая, скорее всего, касается именно Ахиллеона, была сделана в 1822 году неким Бибиковым: он обнаружил барабаны мраморных колонн в море вдоль косы Чушки (другое название — Северная). Это было сделано уже после того, как в начале XIX века Порфмий и другие поселения по крымскому берегу уже были найдены. Но Таманский берег и посейчас бережет многие свои тайны.

Находка Бибикова многими принималась за саму Киммериду, которая, как известно, стояла в 3—4 километрах от Ахиллеона. Но от этой точки ни в одну, ни в другую сторону вдоль косы на указанном расстоянии не найдено ничего, похожего на город или храм. Поэтому довольно долго в XIX веке считали, что Киммерида находилась восточнее косы, на мысе Каменный. Но, учитывая, что мыс Каменный никак не может быть самой северной точкой пролива и уж тем более не определяет выход в Азовское море, теперь так не считают, хотя на мысе найдены остатки древних поселений.

Местные жители всегда использовали древние развалины и камни некрополей для нового строительства. Так было и в Тамани. Но, тем не менее, наиболее часто следы античности встречаются все же на косе. Следовательно, здесь и предстоит найти Киммериду. Местные жители косу называют “батарейкой” — из-за того, что вся она как бы усеяна мелкими укрепленными крепостями. Их происхождение более позднее, чем искомая Киммерида: форпосты, цепь укреплений была создана в I веке н. э. и к Киммериде отношения не имеет.

Остатки поселения IV века до н. э. обнаружены Ю. Десятчиковым в районе поселка Кучугуры. Хотелось бы считать это поселение Киммериком, но оно расположено в 20 километрах восточное пролива, уже на побережье Азовского моря.

Потеря Киммериды — одна из самых больших загадок Таманского полуострова. Нет сомнений, что город-полис оказался затопленным, а его координаты потеряны и не поддаются пока определению ни аэрофотосъемкой, ни методами подводной археологии. В 1996 году между основанием косы Чушка и небольшим мысом восточнее, находящимся уже в Динском заливе, были проведены исследования береговой полосы и найдены предметы III и IV вв. до н. э., а также остатки громадного некрополя, явно относящегося к большому городу. Но организация масштабных раскопок в этом месте пока не представляется возможной.

 

***

Акра — другая загадка античности. Город или “деревенька” на крымском берегу. Деревней Акру считали многие античные авторы, в том числе Страбон. А вот Плиний Старший причислял ее к ряду городов. Почему?

В “Перипле Понта Эвксинского” по берегам Боспора Киммерийского (Керченского пролива) называется много городов: Пантикапей, Фанагория, Китей, Корокондама, Акра. Практически все перечисленные в “Перипле” города каким-то образом давно или недавно локализованы. А вот Акру искали со времен Екатерины II, а нашли...

Впрочем, историю поисков следует рассказать по порядку.

В конце XVIII века академик П.С. Паллас “поместил” древнюю Акру в точке, где проходит незримая граница между водами Черного моря и Керченского пролива. Это был мыс Такиль — крайний юго-восточный пункт Крыма.

А в начале XIX века небезызвестный нам Поль Дюбрюкс обнаружил античное городище возле этого мыса. И хотя городище лежало уже на берегу Черного моря, Дюбрюкс решил, что это и есть Акра. Миф оказался очень живучим, ибо велико было влияние Дюбрюкса, знаменитого исследователя Крыма и Скифии, и продержался сто лет. А в 1918 году на берегу, под этим самым городищем, рыбаки нашли плиту с надписью, из которой следовало, что развалины вовсе не принадлежат Акре. Зато таким способом был открыт Китей.

Тут же всем стало ясно, что иначе и быть не могло: ведь Страбон писал, что воды Акры “сковываются льдами Меотиды”, а в Китее море в самую суровую зиму не замерзает. Зато замерзает весь Керченский пролив, значит, там и надо искать потерянную Акру.

Да, на Такильском полуострове было поселение: многочисленны находки черепков чернолаковых и краснолаковых сосудов. К тому же греки пишут о том, что Акра располагалась как раз напротив Корокондамы, что на “азиатском” берегу пролива. Из Китея в самую хорошую погоду Корокондамы не увидишь.

Но и Такильское поселение ученые не торопились окрестить долгожданной Акрой. Скорее всего, это был Зефирий. Ибо у Плиния сказано, что к востоку от Феодосии расположены города (перечислены по порядку, один следом за другим): Китей, Зефирий, Акра, Нимфей. Стало ясно, что искать Акру следует между Нимфеем и Зефирием.

Повезло, как всегда, дилетанту. В точке, вычисленной учеными, находится поселок Набережное. Стоит он на берегу моря и Янышского озера (лимана) размерами примерно 500 на 500 метров, глубиной менее метра. Озеро от моря отделяет так называемая пересыпь — песчаная полоса, перемежаемая коренными камнями. Самая большая ширина этой пересыпи — 40 метров. На этой-то пересыпи и обнаружил летом 1981 и весной 1982 года школьник Алексей Куликов 150 античных монет. Это были, в основном, монеты Боспорского царства, чеканки с 375 по 321 год до н. э. Школьник с удовольствием поделился с учеными своим открытием: он нарисовал точную схему того места, где нашел монеты; оно находилось возле груды камней, напоминающей развалины крепостной стены.

Летом же 1982 года археологи заложили разведочный шурф на месте находки. Был обнаружен культурный слой мощностью около метра. Но никаких стен обнаружено не было. Тогда подводная археология вступила в свои права. Было обследовано дно под пересыпью. Причем обследовалось как морское дно, так и дно Янышского озера. К осени подключились сотрудники Института археологии СССР, они сделали аэрофотосъемку. Оказалось, они уже давно заметили странную неровность морского дна именно под Янышской пересыпью. Кроме неровности, похожей на развалины строений, видных на дне, и в море, и в озере дно еще “делилось” на квадраты, имеющие более темный цвет и размер примерно 60х60 метров, что вполне соответствует размерам средних кварталов, из которых состоят все древнегреческие города побережья Черного моря.

То есть вопрос о том, город Акра или “деревенька”, решался в пользу города.

Дальнейшие исследования подводников позволили обнаружить сначала массивную башню, а потом и две крепостные стены, которых недоставало для того, чтоб Акра “получила” статус города. А когда был оценен примерный размер этого города, выяснилось и то, что он был довольно большим, занимая 3—4 гектара.

Здесь же на расстоянии 140 метров от берега ученым удалось найти, пожалуй, самый глубоководный колодец, у которого сохранилась не только каменная кладка, но даже деревянные перекрытия.

Затопление Акры происходило медленно. Во-первых, на расстоянии примерно 600 метров от пересыпи была обнаружена каменная гряда, защищавшая Акру от наступления моря. Значит, не один десяток, а может, и не сотню лет жители боролись с водой. В конце концов, море победило, и люди переселились поначалу на более высокое место, а позже и вовсе покинули его.

Возникает лишь вопрос: а остатки поселения под селом Набережным — это “выселки” Акры или самостоятельное, тоже довольно большое, античное поселение? Оно, как видно из исследования дна Янышского озера, тоже разбито на “кварталы”.

Как известно, существует, по крайней мере, две Одессы на берегах Черного моря. Одна из них когда-то погибла (теперь это болгарская Варна), другая жива до сих пор. Как может оказаться, существовало и две Акры — город, обнаруженный на дне моря в районе села Набережное, и “деревенька”, о которой упоминает Страбон и, еще раньше, “Перипл Понта Эвксинского”.

Да что говорить: ведь и Боспора — тоже два. Первый и теперь называется Босфором, а второй — Боспор Киммерийский, Керченский пролив.

 

***

Знаем и два Севастополя. Один -— тот самый порт, где еще прописан Российский Черноморский флот, другой — Сухуми, бывший Себастополис, или Диоскурия.

Впрочем, Диоскуриада, звезда Колхиды, или Мингрелии, основанная, если верить мифу об аргонавтах, Кастором и Полидевком еще в эпоху, предшествующую Троянской войне, так и не найдена. Эта самая восточная греческая колония на побережье Понта Эвксинского, согласно историческим сведениям, могла быть заложена не ранее VII века до н. э., а значит, связывание Диоскурии с именами божественных близнецов безосновательно. Ведь даже Гомер, создавший Илиаду, пишет о Троянской войне как об очень давнем времени.

Диоскурия погибла в результате какой-то катастрофы. Скорее всего, учитывая большую сейсмичность района Сухуми, где предположительно существовала Диоскурия, это было землетрясение с последующим изменением береговой линии и уровня морского дна.

Глубокое дно возле Сухуми и частые шторма, которые в течение сотен лет не только обкатывают любой черепок и разрушают любую кладку, всего вероятнее, разрушили и осадили в виде ила и груд камней на дно руины бывшего города.

Правда, не все ученые придерживаются именно этой версии. Археологами, в том числе подводниками, исследовано вдоль и поперек все дно и вся прибрежная часть предполагаемой бывшей Диоскурии. Найден лишь (и подтвержден самими находками) позднейший Себастополис, возникший якобы на месте Диоскурии. Внушительные стены и величественные башни Себастополиса видны в хорошую погоду даже с берега. А рыбаки, добывающие мидий именно с этих древних камней, прекрасно знали основные сооружения затонувшего Себастополиса (уровень моря постоянно повышался) еще до того, как ими заинтересовались первые ученые. А ведь предположить, что значительная часть города скрыта под водой, было не так уж сложно: восточная стена бывшего города еще находится на берегу. Однако подводные раскопки причерноморских городов затруднены из-за того, что с античных времен уровень моря поднялся в среднем на 5 метров.

 

***

Этот очерк заканчивается Новым Светом. Но гораздо более древним. Возможно, настолько древним, что неправомерно применять к нему понятие “Новый Свет”.

На границе Перу и Боливии в Южной Америке находится озеро Титикака. Оно расположено в высокогорье и является самым многоводным высокогорным озером в мире. Еще оно странное — одно из самых странных: озеро, не сообщающееся с океаном, заполнено морской водой! Это на высоте 3812 метров над уровнем океана! А еще — в нем водятся морские животные. Такие же, как в Тихом океане. А еще — оно находится в котловине, образованной хребтами Анд, высота которых 6000 метров. Однако на значительно большей высоте, составляющей почти 150 метров от уровня уже самого озера, на склонах гор видны следы морского прибоя. Берега не то чтобы усеяны, но содержат много скелетов морских животных.

Но это, как говорится, загадка природы, к которой мы обязательно вернемся. А пока нас интересует тот факт, что в нескольких километрах от озера находятся древние руины. Это город Тиауанако. Город инков.

С инками, как выяснилось уже давно, существует та же проблема, что и с ацтеками Монтесумы, которые не смогли продемонстрировать европейцам, каким образом они столь ловко строят стены из камней со многими гранями и без единой капли раствора: тогда сорвавшийся при “показательной” транспортировке кусок скалы подавил более 3000 человек. Скорее всего, ацтеки не имели никакого отношения к строительству своих сооружений, которыми только пользовались. Поэтому вопрос о том, кому принадлежал Тиауанако, тоже остается открытым. И вот почему. Ни аборигены, ни европейцы, очень поздно открывшие развалины города, не смогли ответить на вопрос, для чего предназначены некоторые сооружения. И лишь после открытия в горах следов давно не бушующего морского прибоя, совпавших по высоте с уровнем этих сооружений, выяснилось, что служили они одному: были портовыми строениями, а Тиауанако — принимал морские корабли!..

Площадь озера Титикака всего-навсего 8300 квадратных километров. Максимальная его глубина — 304 метра. Больших штормов там не бывает, поэтому местные жители плавают на лодках.

Тур Хейердал, затративший долгие годы на то, чтобы воспроизвести в точности древний египетский корабль (“Ра”) из папируса и переплыть на нем океан, был несказанно удивлен тем, что, оказывается, технология плетения таких папирусных “корзинок” для плавания по воде досконально известна небольшому племени индейцев, живущему на острове посреди озера Титикака. Только их лодки размером значительно меньше, чем древние египетские корабли.

Лингвисты, знакомые с “машинным” языком, изучив язык этого племени, обомлели: законсервированный посреди высокогорного озера язык, оказывается, идеальный язык для общения с компьютером! То, что специалистам, прикладным математикам, пришлось “рожать в муках”, оказывается, существует, и, как показывает логика, много тысячелетий.

Вот такие загадки, на которые вроде бы пока нет ответа.

Но это на первый взгляд. Европейцы услышали от аборигенов легенду о том, как случилось, что столь высокоразвитая цивилизация вдруг погибла: ведь Тиауанако несомненно принимал суда из многих стран и, вполне возможно, из-за океана, его мореходы пользовались высококлассными географическими картами, точнейшим календарем, да еще и компьютерным языком!.. Что произошло? Какая катастрофа прервала жизнь этого во всех отношениях высокоразвитого народа и его города?

Боги разгневались на строителей города и наслали чуму, голод и землетрясение, и главный город исчез в водах озера! Легенда красивая, но похожая на миф о конце света (или данной цивилизации), какие существуют у большинства народов.

В развалинах Тиауанако есть сооружение, напоминающее Триумфальную арку. Это Врата Солнца. На них изображены символические знаки точного лунного календаря. Кроме того — изображения очень условны, но не уловить невозможно, — на этих же Вратах изображены некоторые животные, которые вымерли в Америке 12—13 тысяч лет назад! А знаки на Вратах вдруг обрываются. Будто резчик или каменотес отложил работу до завтра, но больше никогда уже к ней не вернулся. Скорее всего, потому, что погиб. Как и остальные жители Тиауанако.

А что это за город, который поглотила морская (вернее, озерная) пучина? Красивая сказка?

Нет. Ученые склоняются к тому, что известные нам руины — это всего-навсего (если можно так выразиться) город храмов. А вот основной город находился прямо на берегу моря. Или залива. Вот он-то, по преданию, и затонул.

Аргентинские аквалангисты в 1960-х годах обнаружили водой на дне озера Титикака руины погибшего города. Город был, по древним понятиям, громадный: руины тянутся на километр и больше! Здесь же оказалась аллея из каменных плит длиной в несколько сот метров, которая тянулась параллельно берегу. Позже водолазы наткнулись на стены высотой в 1,5—2 метра. Расположены они были в тридцать рядов на расстоянии 5 метров одна от другой. Все они стояли на едином фундаменте из огромных тесаных блоков. Последние изыскания боливийцев на дне Титикака только добавили загадок: “Мы нашли храмы и каменные пути, которые ведут неизвестно куда, и лестницы, основания которых скрыты в глубинах озера и оплетены морскими водорослями”.

Мощеная мостовая, остатки стен, поставленных геометрически правильно. Спутать с естественными образованиями на морском (озерном) дне — невозможно.

Есть еще легенды, более близкие к нашему времени. В период Конкисты индейцы якобы утопили все свое золото в озере Титикака. И, якобы, в том числе золотой диск весом в несколько тонн

Объяснение загадкам Тиауанако и озера Титикака может быть только одно: вероятно, так и было, как гласит легенда. “Зачерпнуть” морской воды озеро могло только тогда, когда было частью моря. А это значит, что в Тиауанако был морской порт. А потом, когда произошла катастрофическая подвижка горной платформы и озеро в мгновение вознеслось на высоту 4000 метров, жители погибли, а город-порт (основной) оказался на дне: геологические плиты вздымались неравномерно.

Это могло быть только во времена Всемирного потопа, который был вызван, как считают, падением в Атлантический океан “второй луны” или очень крупного метеорита. А произошло это 13000 лет назад.

Кстати, у майя есть легенды, точнее, свидетельства: прежде, до потопа, в Америке не было гор. Кордильеры образовались если не в один миг, то в короткий срок, который даже “геологической секундой” не назовешь, ибо произошло это гораздо быстрее.

Один из самых древних городов планеты Тиауанако (название современное: по деревушке в 10 километрах от озера) ждет своих исследователей, покоясь на дне “странного озера”.

Беда только в том, что все подводные раскопки стоят очень дорого и, как правило, осуществляются при помощи двух инструментов: землесоса и помпы. А этот способ давно признан учеными варварским, так как не фиксирует ни положение находки, ни ее взаимосвязь с другими предметами.

Городов, оказавшихся под водой, — великое множество, и может быть, даже хорошо, что сегодня их изучение и раскопки сводятся к булавочным уколам на носовом платке. Пройдут годы, у археологов появятся новые, более совершенные методы исследований, и тогда любой камень, выброшенный сейчас как бесполезный, сможет дать дополнительную информацию.

Источник: В. Бацалаев. "Загадки древних времен", Вече, 2000, ISBN 5-7838-0642-0
    

<<НазадСодержание разделаДалее>>

Страница 1 из 1

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи

Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга
Отправить письмо



Рейтинг@Mail.ru
~